Аудиторская фирма БЭНЦ
Статьи наших специалистов
Улыбочку
Подкаст
Мы перезвоним Вам Мы перезвоним Вам

«Ужасы» патентной системы налогообложения

Вернуться назад


С первого взгляда, вроде «простая» патентная система налогообложения, на деле может обернуться для налогоплательщиков полным кошмаром при малейшем отступлении от «правил» ею предусмотренных. А правила в патентной системе установлены просто драконовские – Как говорится «всего лишь шаг право или влево и расстрел на месте». Подробности «ужасов» патентной системы смотрите в статье Некрасова Николая Васильевича – генерального директора ООО «Аудиторская фирма «БЭНЦ».


Опишу реальный случай. Налогоплательщик индивидуальный предприниматель .... перешел на патентную систему налогообложения на 2013 год. Ему был выдан патент. Первый налоговый платеж в размере 1/3 суммы налога (16 000 руб.) установленного по патенту он уплатил в установленный срок. А вот вторую часть своего налогового платежа по патенту ИП уплатил на три дня позднее срока, установленного п.2 ст.346.51 НК РФ.
При этом, патентная система налогообложения предусматривает, что в случае нарушения ограничений и требований, установленных п.6 ст.346.45 НК РФ, налогоплательщик считается утратившим право на применение патентной системы налогообложения с начала налогового периода, на который ему был выдан патент. Т.е. считается, что предприниматель в этом случае обязан заявить в налоговый орган об утрате права на применение патентной системы налогообложения по основаниям, указанным в п.6 ст.346.45 НК РФ, а так же заявить о переходе на иной режим налогообложения в течение 10 календарных дней со дня нарушения.
Только вдумайтесь, уважаемые читатели, всего-лишь за опоздание оплаты патентного налога в бюджет на три дня, за которое по всем канонам общей части действующего Налогового Кодекса РФ, полагается лишь уплата в бюджет «копеечных» пени, наказание, предусмотренное патентной системой налогообложения просто зашкаливает по своей жестокости – поскольку предусматривает совсем не уплату пени, а утрату таким налогоплательщиком права на применение патента и автоматический переход на общий режим налогообложения. Т.е. в этом случае ИП обязан уплатить в бюджет ужу не патентный налог, уплату которого он всего-лишь просрочил, а обязан уплатить в бюджет совсем иные налоги, причем за весь период применения патента, но без уплаты пени за задержку их уплаты. Иными словами – просто сразу «смертная казнь» на месте. Для справки, в нашем примере реальный налогоплательщик утратив право на применение патента, автоматически переходит на общий режим налогообложения, что влечет необходимость уплаты в бюджет налогов НДС и НДФЛ в общей сумме … около 3 млн.руб. (подробности см. в арбитражном деле №А05- 6278/2014).

Причем, заметьте, в расчет в этом случае не берется ничего. Ни смягчающие, ни исключающие вину обстоятельства. Налогоплательщика даже не спрашивают, по какой причине он допустил задержку уплаты этого налога. Никого не интересует, что вообще-то законом предусмотрено два срока уплаты налога и налогоплательщик первый из налоговых платежей уплатил вовремя.
Налоговые инспекторы на это говорят, что поскольку в разделе VI НК РФ «Налоговые правонарушения и ответственность за их совершение» такого наказания (такой ответственности) даже не оговаривается, следовательно, утрата налогоплательщиком его права на применение патента в связи с простейшей (элементарной) задержкой налогового платежа, вообще не относится к категории налоговой ответственности и потому все эти «банальности» из общей части НК РФ о различных формах вины налогоплательщика (умышленная или по неосторожности) о наличии у налогоплательщика смягчающих и исключающих его вину обстоятельствах, в данном случае не применяются.

На наш взгляд, любому здраво мыслящему человеку, а тем более юристу, понятно, что согласиться со столь ДРАКОНОВСКОЙ постановкой вопроса нельзя, т.к. она нарушает элементарные нормы права. Не может патентная система налогообложения, которая является лишь частью Налогового Кодекса РФ, вступать в противоречие с общими нормами, предусматривающими правила применения мер ответственности к налогоплательщикам, совершившим те или иные налоговые правонарушения.

Автор этой статьи считает, что привлечение ИП … к ответственности в виде утраты права на применение ГОДОВОЙ патентной системы налогообложения (т.е. за весь период применения налогоплательщиком патента) за всего-лишь задержку уплаты налога, тем более в самом конце истечения годичного срока патента (т.е. за правонарушение, допущенное в самом конце срока патента, ответственности наступает с первого для срока применения патента, т.е. наказание имеет обратную силу), не отвечает функциям и целям юридической ответственности, т.к. основными её функциями являются охрана правопорядка и воспитательная функция.
Обе эти функции преследуют конкретную цель - предупреждение правонарушений. Успешная реализация названных функций и достижение этой цели возможны только при соблюдении основных принципов юридической ответственности: законности, обоснованности, справедливости, целесообразности и неотвратимости.
Принцип целесообразности предполагает соответствие избираемой в отношении нарушителя меры воздействия целям юридической ответственности. Названный принцип также означает строгую индивидуализацию мер ответственности в зависимости от тяжести совершенного правонарушения, свойств личности нарушителя, обстоятельств совершения нарушения.
Кроме того, этот принцип означает, что если цели ответственности могут быть достигнуты без ее осуществления, она вообще может не иметь места.
В целях реализации принципов законности, обоснованности, справедливости, целесообразности и неотвратимости ответственности за совершение правонарушений, статьями 112 и 114 НК РФ предусмотрена обязанность суда и органа, рассматривающего дело о налоговом правонарушении, устанавливать наличие смягчающих ответственность обстоятельств, а также учитывать такие обстоятельства при применении меры ответственности.
Размер последствий применения мер ответственности должен отвечать вытекающим из Конституции РФ и статьи 3 НК РФ требованиям справедливости и соразмерности, дифференциации ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба.

Причем суды не поддерживают налогоплательщика. Они рассматривают обстоятельства этого дела опираясь лишь на формальные критерии этого спора, регулирующие правила применения и работы на патентной системе налогообложения.
Но, необходимо отметить, что налогоплательщик и знает и понимает, что действующее налоговое законодательство предусматривает такое правило при которых, любая задержка в уплате патентного налога трактуется как автоматическое выбывание такого налогоплательщика из патентной системы налогообложения.
И как раз именно с этим-то налогоплательщик и не согласен. Он не согласен с именно с этой частью действующего законодательства. Налогоплательщик говорит всем инстанциям (в том числе и судебным), способным разрешить его спор, что он (налогоплательщик) невольно попал в ситуацию, которая очень ярко освещает (демонстрирует) что, этот аспект действующего патентного налогового законодательства (см. пп.3 п.6 ст.346.45 НК РФ) трактуемый всеми так, что любая задержка любого налогового платежа в патентной системе налогообложения (даже не важно на какой срок и по какой причине она была допущена), почему-то вместо уплаты в бюджет обычных ПЕНИ, предусмотренных первой частью НК РФ за задержку ВСЕХ видов налоговых платежей, в случае с задержкой уплаты патентного налогового платежа почему то не приводит налогоплательщика к уплате пени, а приводит к совершенно катастрофическим последствиям, которые явно несоразмерны тяжести совершенного им правонарушения, к выбыванию из системы патента.
Почему такие разные последствия при совершенно одинаковом правонарушении? – спрашивает налогоплательщик. В чем дело? Очевидно, что при 3-х дневной задержке платежа ИП Перфильевым М.В. бюджет совершенно не пострадал, т.к. денежные средства поступили в бюджет в том же налоговом периоде, в котором и должны были поступить, и отсутствует какая-либо социальная или общественная опасность в 3-х дневном пропуске срока уплаты второй части налогового платежа.
На наш взгляд, данный пример наглядно показывает, насколько несоразмерно велика ответственность налогоплательщика за столь незначительный налоговый проступок, выразившийся всего-лишь в трехдневной задержке одного из двух налоговых платежей, не принесших бюджету никакого ущерба.
И налогоплательщик говорит судам, что именно это обстоятельство действующей патентной системы налогообложения не просто говорит о его несовершенстве. Это обстоятельство в буквальном смысле порочно, поскольку нарушает ВСЕ основополагающие принципы налогообложения, установленные в Российской Федерации, и в силу этого, как считает налогоплательщик, не может применяться на территории РФ не только к этому конкретному ИП, но и вообще к любому налогоплательщику, применяющему патентую систему налогообложения.

Налогоплательщик абсолютно убежден, что положения пп.3 п.6 ст. 346.45 НК РФ нарушают упомянутую в п.1 ст.3 НК РФ основополагающую норму действующего налогового, что «законодательство о налогах и сборах основывается на признании всеобщности и равенства при налогообложении».
А о какой всеобщности и равенстве при налогообложении можно вести речь читая положения пп.3 п.6 ст.346.45 НК РФ, если статьей 75 НК РФ за просрочку уплаты налогов предусмотрена банальная уплата пени и ничего более, а в случае просрочки уплаты патентного налога, налогоплательщик от уплаты пени, почему то освобождается, но при этом становится обязан уплатить иные налоги (по иному режиму налогообложения), причем в размерах многократно (в сотни раз) превышающих, размер возможных пени. На наш взгляд, это не что иное, как совершенно дикий случай явного налогового неравенства и нарушения принципа всеобщности и равенства при налогообложении.

Автор этой статьи абсолютно убежден, что положения пп.3 п.6 ст. 346.45 НК РФ по их правовой сути прямо относятся одному из видов ответственности налогоплательщиков за нарушение действующего законодательства.
Эта ответственность установлена НК РФ и она наступает в виде утраты налогоплательщиком права на применение особого режима налогообложения, не смотря на то, что такая ответственность не упомянута в главе 16 НК РФ в составе (в числе) налоговых правонарушений.
Этот вид ответственности в виде утраты налогоплательщиком права на применение особого режима налогообложения по мнению налогоплательщика, имеет самое прямое отношение к положениям главы 15 НК РФ «Общие положения об ответственности за совершение налоговых правонарушений», предусматривающей необходимость при назначении любой меры ответственности к налогоплательщику за нарушение им налогового законодательства, учитывать:
- к какому типу относится совершенное налогоплательщиком правонарушение (умышленно или по неосторожности) см. ст.110 НК РФ);
- учитывать обстоятельства смягчающие и (или) исключающие вину такого налогоплательщика (см. ст.111 и 112 НК РФ).
А вот на взгляд судов обоих инстанций утрата права ИП … на применение патентного режима налогообложения (цитата) «не образует объективную сторону состава налоговых правонарушений», что приводит, по мнению судов, к отсутствию необходимости исследовать вышеназванные обстоятельства в данном случае.
Но мы категорически не согласны с этим. На наш взгляд, это ли не нарушение основополагающей нормы действующего налогового законодательства, что «законодательство о налогах и сборах основывается на признании всеобщности и равенства при налогообложении». О какой всеобщности и равенстве при налогообложении можно вести речь в данном случае, если положения пп.3 п.6 ст.346.45 НК РФ, явно вводя меру ответственности в виде утраты права на применение налогоплательщиком патентной системы налогообложения за совершение им налогового правонарушения в виде нарушения срока уплаты налогового платежа, даже не считают необходимым дать налогоплательщику право на объяснение причин, по которым он нарушил эти нормы, установленные законом. А может у налогоплательщика есть обстоятельства смягчающие его вину, или даже исключающие его вину?
Мало того, что никто не спрашивает у налогоплательщика есть ли у него какие-либо объяснения? Оказывается, никого не интересует, даже сами объяснения, которые по факту дает сам налогоплательщик. На наш взгляд, это совершенно дикий случай явного налогового неравенства и нарушения принципа всеобщности при налогообложении.

Кроме того, у предпринимателя есть самые серьезные основания полагать, что положения, указанные в пп.3 п.6 ст.346.45 НК РФ, содержат в себе сомнения и неясности в его прочтении, т.к. указание на то, что налогоплательщик считается утратившим право на применение патентной системы налогообложения и перешедшим на общий режим налогообложения с начала налогового периода, на который ему выдан патент в случае, если налогоплательщиком не был уплачен налог в СРОКИ (во множественном числе), установленные пунктом 2 статьи 346.51 НК РФ, вызывает неоднозначную оценку его прочтения.
Дело в том, что пп.2 пункта 2 статьи 346.51 НК РФ устанавливает два срока уплаты налога при выдаче патента на срок более 6 месяцев. Причем первый из этих двух платежей налога налогоплательщик уплатил вовремя, следовательно, один из установленных законом сроков уплаты налога налогоплательщиком все же не был им нарушен.
Причем просим заметить, что прямое прочтение текста пп.3 п.6 ст. 346.45 НК РФ адресовано налогоплательщику (одному), а не множеству налогоплательщиков, так начинается со слов «налогоплательщик считается утратившим право …», а не со слов «налогоплательщики считаются утратившими право …»,.
Кроме того, очевидно, что не может один налогоплательщик находиться одновременно на двух вариантах уплаты патентного налога: и на одноразовом платеже и на 2-х разовом платеже. Он может быть или на первом варианте или на втором варианте. А поскольку вышеназванная законодательная фраза о сроках охватывает собой оба возможных варианта уплаты патентного налога и адресована одному налогоплательщику, то слово СРОКИ, упомянутое в ней во множественном числе, может относиться только к варианту, в котором упомянуты два СРОКА уплаты налога. Ибо в одно разовом варианте срок установлен только один, там и так все очевидно, если единственный срок нарушен, то ответственность наступает.
На наш взгляд законодатель указав слово СРОКИ во множественном числе, указал, что налогоплательщик считается утратившим право на применение патентной системы налогообложения и перешедшим на общий режим налогообложения с начала налогового периода, на который ему выдан патент в случае, если налогоплательщиком не был уплачен налог в СРОКИ, т.е. или нарушены оба срока уплаты налога при 2-х сроковом варианте уплаты налога, или нарушен один единственный срок уплаты налога, из установленных пунктом 2 статьи 346.51 НК РФ.
Повторимся, не может же нарушить и первый вариант уплаты и второй 2-х сроковый вариант уплаты один и тот же налогоплательщик одновременно. На наш взгляд, это очевидно.
Однако, суды обоих инстанций и налоговый орган считают, что в данном случае словами СРОКИ во множественном числе говорится о двух вариантах возможности уплаты патентного налога, предусмотренных НК РФ: одним платежом, если патент оформлен на срок менее 6 месяцев, и двумя платежами, если патент оформлен на срок более 6 месяцев. И что законодатель под словами «не был уплачен налог в СРОКИ» (во множественном числе), имел в виду два вида СРОКОВ уплаты патентного налога, установленные законом. Налогоплательщик, конечно же, с таким прочтением данной нормы не согласен.
Но и это в конечном итоге не главное, т.к. дело не в том, кто из нас понимает закон правильно, а кто не правильно, а в том, что согласно положений п.6 ст.3 НК РФ акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, что бы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить.
А согласно положений п. 6 ст. 108 НК РФ «неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица».
Следовательно, любая законодательная фраза, сформулированная с двояким прочтением, и (или) требующая ее дополнительного осмысления и поиска её смысла, как раз и отправляет всех нас к положениям п.7 ст.3 НК РФ, где законодателем четко сказано, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются не в пользу налогового органа, а в пользу налогоплательщика. Если есть разное прочтение нормы, то в этом случае как налогоплательщик читает эту норму, так и считается правильным.
А все почему? Потому, что поиск смысла в прочтении нечетко описанной законодательной нормы, вообще не должен входить в компетенцию, ни уважаемого суда, ни тем более рядового налогоплательщика.
А поскольку в нашем случае, налицо двойное прочтение данной нормы разными сторонами, т.е. налицо ситуация, предусмотренная пунктом 7 статьи 3 НК РФ. В таком случае налогоплательщик считает, что опоздание налогоплательщика со сроком уплаты второго налогового платежа при втором варианте уплаты налога при своевременной уплате им первого налогового платежа в установленный срок, не позволяет однозначно считать его утратившим право на применение патентной системы налогообложения при 2-х сроковом варианте уплаты налога.

Можно конечно рассуждать на тему, что если бы законодатель имел в виду, что нарушение любого из сроков уплаты налога, установленных пунктом 2 статьи 346.45 НК РФ: одного единственного срока из одноразового варианта, или первого срока из 2-х разового варианта, или второго срока из 2-х разового варианта, является основанием для утраты права на применение патента, то тогда в тексте законодательной нормы так и было бы указано (например) – «…в любой из СРОКОВ» или «…в один из СРОКОВ». И такая постановка вопроса, на наш взгляд, была бы очень уместна и точна. Но этого в тексте закона нет, и именно это вносит в его прочтение сумятицу и разночтение.
На наш взгляд, суды обоих инстанции отдав предпочтение прочтению этой нормы, выгодному только для Инспекции, и не приняв вариант прочтения этой нормы налогоплательщиком, тем самым нарушают нормы материального права, в частности нарушают положения пункта 7 статьи 3 НК РФ, которые в такого рода ситуациях прямо обязывают отдавать приоритет именно позиции налогоплательщика при наличии любых сомнений и неясностей, имеющих место в актах законодательства о налогах и сборах.

Генеральный директор
ООО "Аудиторская фирма "БЭНЦ" Николай Некрасов

Главная Карта сайта ?

© 2003 - 2021 ООО "Бухгалтерский Экспертный Налоговый Центр"
Все права защищены

Вся информация и графические элементы, размещенные на сервере (за исключением логотипов, графических элементов и торговых знаков других фирм), являются
собственностью ООО "Бухгалтерский Экспертный Налоговый Центр" и не могут быть использованы без разрешения Администрации сервера

Яндекс.Метрика