Аудиторская фирма БЭНЦ
Статьи наших специалистов
Улыбочку
Подкаст
Мы перезвоним Вам Мы перезвоним Вам

Деньги любят тишину

Вернуться назад


Расскажу почти типичный случай. Это встречается очень часто. Налоговая инспекция проверила компанию «N», которая является производственным предприятием. По мнению инспекторов, компания неправомерно пользовалась специальным налоговым режимом в виде УСН. Соответственно, все налоги ими были пересчитаны, и вместе со штрафами и пенями составили несколько миллионов рублей. Таких денег у компании, конечно же нет. Как водится, по итогам проверки был арестован расчетный счет этой компании в банке. Компании не удалось убедить суд в необходимости применения к ней обеспечительных мер, защищающих ее счета от притязаний Инспекции до конца судебного разбирательства. В результате, пока шел судебный процесс, производственный процесс в компании рухнул. А затем компания выиграла суд и стало ясно, что мнение налоговиков было неверным, ошибочным, а налоговые претензии надуманными и необоснованными. Но… компании фактически уже нет. Как бизнес-единица она погибла. Люди лишились работы, бюджет лишился налогов, которые эта компания в свое время платила.
На мой взгляд, произошла просто жуткая катастрофа. Но в нашей повседневной жизни почему то такие примеры безвинного убийства бизнеса никого не волнуют, никто не приходит в ужас. Никто не производит «разбор полетов», почему так произошло, кто в этом виновен? Как в дальнейшем не допустить такого развития ситуации?
На мой взгляд, закрытие, а точнее, убийство бизнеса после аналогичных итогов налоговых проверок, когда в итоге оказывается, что Инспекция была не права, а бизнес рухнул именно по вине налоговиков, должно быть предметом тщательного разбирательства, например депутатских расследований или еще каких-то процедур общественного контроля. Нельзя такие вещи оставлять без внимания и общественного
контроля, безнаказанность как известно развращает. Нельзя вот так, без оценки реальной ситуации по каждому конкретному налогоплательщику, без оценки возможных последствий принимаемых налоговиками решений, в буквальном смысле парализовать живое развитие бизнеса только потому, что налоговому инспектору показалось, что-то не так. Кто в итоге выигрывает от таких неоправданно жестких
мер налоговиков? Да никто. Ну, нельзя же в самом деле походя арестовывать счета у всех подряд, и любое предприятие душить требованиями о немедленной уплате всего, что доначислила Инспекция.
Налоговая инспекция – это же не механический сборщик налогов. Ее функция – контролировать исполнение действующего налогового законодательства. Чувствуете разницу? Контролировать – это не значит рубить с плеча, это не душить, а поправлять предпринимателя, если он ошибается. Поправляя, надо давать возможность продолжать ему работу, что приведет к продолжению уплаты им налогов, пополнению бюджета, сохранению рабочих мест.
Понятно, что практика блокировки счетов компаний пошла не от хорошей жизни. К сожалению, среди предпринимателей еще встречаются и недобросовестные люди, которые могут воспользоваться временем на арбитражные споры для того, чтобы вывести свои активы из под налогового удара. Поэтому, видимо,
инспекция и исходит из принципа: пока есть, что брать, надо брать. Но применимо ли это правило в массовом масштабе? Ведь именно стрижка всех под одну гребенку привела к тому, что по всей стране прекратили работать тысячи «живых», а вовсе не «дутых» малых предприятий. А сколько еще предпринимателей предпочли скрыться в тени из-за угрозы лишения бизнеса оборотных средств! Так что надо беречь этих «куриц, несущих золотые яйца налогов». Потому что бюджет наполняют именно
они – налогоплательщики, а не налоговые инспекторы. А если выяснится, что налогоплательщик был прав? А бизнес при этом уже погиб. Тогда получается, что не столько бизнесу, сколько государству нанесен ущерб. И виновные должны нести ответственность за это. За то, что своими действиями нанесли определенные финансовые потери не только самому проверяемому, но и государству – в виде недополученных от него в бюджет налогов.
Но кто наказан за это? Никто. Где мера ответственности фискальных органов? Эти моменты законодательно пока еще недостаточно четко оформлены. Но я уверен, что со временем сложится практика обязательного и неизбежного взыскания полного размера ущерба и бизнесу, и бюджету с виновных в этом лиц. Ситуация
развивается явно в сторону неизбежности правовой ответственности за ущерб, нанесенный и налогоплательщикам и бюджету.
Я призываю перестать бояться судов с налоговиками. Это же нормально – отстаивать свою точку зрения законными способами. В споре, как известно, рождается истина, вскрываются слабые места в действующем налоговом законодательстве. Все это в конечном итоге укрепляет нашу экономику, оттачивает
правовую систему, учит налоговиков быть сильнее, умнее и настойчивее в деле контроля за правильностью исполнения налогового законодательства всеми без исключения. Никто не мешает налоговикам отстаивать их позицию в суде, особенно когда спор носит принципиальный характер, основанный, например, на разночтении закона. Но убивать бизнес в то время, пока идет спор, нельзя. На это должен быть наложен запрет. Табу. Деньги любят тишину, а бизнес – стабильность в правилах игры. Именно этого нам сейчас очень не хватает.

Генеральный директор
ООО "Аудиторская фирма "БЭНЦ" Николай Некрасов

Главная Карта сайта ?

© 2003 - 2021 ООО "Бухгалтерский Экспертный Налоговый Центр"
Все права защищены

Вся информация и графические элементы, размещенные на сервере (за исключением логотипов, графических элементов и торговых знаков других фирм), являются
собственностью ООО "Бухгалтерский Экспертный Налоговый Центр" и не могут быть использованы без разрешения Администрации сервера

Яндекс.Метрика